О том как измерить свой… эффект от существования службы безопасности.

1278
10 минут

О том как измерить свой… эффект от существования службы безопасности.

В статье развернуто представлена актуальная концепция учета экономического эффекта от существования службы безопасности.

Эта концепция, она в чем-то спорная, а в чем-то наоборот – бесспорная. Но главное она применима.

Что в статье?

·         краткий экскурс в историю корпоративной безопасности;

·         мысли о том, как зачастую сложно донести результат существования СБ до руководства;

·         непосредственно концепция;

·         итог.

 

Раньше, как было в сфере корпоративной безопасности? В конце позапрошлого тысячелетия, например?

Заказчик, он же собственник, он же генеральный директор – купец. Пусть наш купец будет шестипудовым одутловатым дядькой с бегающими глазками. Он везет по речному пути из «варягов в греки» на юг пушнину и моржовую кость, а обратно, на север, византийское вино и шелка. Что входит в обязанности не менее бородатых чем торговец, но гораздо более грозных викингов-сопровождающих? Ведь сфера корпоративной безопасности в эпоху раннего средневековья была напрочь монополизирована именно викингами. Они снаряжались в охрану торговых караванов по всей современной Европе и ближнему востоку.

Так вот, помимо простой охраны товара и самого «Тит Титыча», в их должностную инструкцию входила и разведка, и выбор оптимального логистического маршрута, и «решение» проблем по пути. А как считался эффект от деятельности средневековой СБ в итоге? Элементарно. Купец жив-здоров, все конечности на месте, из спины стрела печенежская не торчит, товар цел (или хотя бы его три четверти), служанки не сильно измучены долгой дорогой, проблемы с другими наемниками решены полюбовно. Вот и эффект. Да, конечно, если углубиться в процесс обеспечения безопасности торговых союзов того времени, все гораздо сложнее, чем банальная охрана. Но гораздо проще, чем современная корпоративная безопасность.

Интересный факт, маржинальность товаров, перемещаемых в IX-X веках с севера на юг, и обратно могла составлять до 5000%. А отдельные виды оружия, например мечи мастеров кузницы Ульфберта и вовсе стоили «1 к 1» по весу золота.

 

Почему собственнику предприятия сегодня не всегда понятны мотивы и смысл существования СБ и почему ему приходиться сомневаться в ее компетентности, а иногда и необходимости?

Так же, как и купцу, собственнику сегодня важен только один аспект – прибыль. В другой статье мы обсудим «моральную» сторону вопроса «прибыли» и ответственность перед социумом, но пока будем исходить из того, что любое подразделение компании работает на увеличение финансового потока, а распоряжаться доходом по своему усмотрению – прерогатива собственника.

Производственники, финансисты и коммерсанты работают исключительно во славу прибыли. Любые смежные подразделения тоже работают для заработка денег. Безопасность, аудит, комплаенс нивелируют риски ради извлечения большей прибыли.

Собственник волен делать в своем бизнесе все, что прямо не противоречит закону. Это закон рынка и капитала. По-другому система получения дохода просто не работает. Можно долго рассусоливать тему «от каждого по возможностям – каждому по потребностям» и испытывать фантомные боли эпохи построения коммунизма. Но. Бизнес так не работает, конкуренция умирает, производственные цепочки рвутся и наступает сначала стагнация, а потом и деградация.

Поэтому формула «доходы минус расходы равно прибыль» актуальна всегда. Так вот, безопасность — это расходы. И, соответственно, расходы на СБ должны быть меньше получаемого от нее экономического эффекта. Говоря языком капитала – СБ должна себя окупать, а иначе содержать толпу сотрудников незачем.

Концепция.

Опытный руководитель службы безопасности, дочитав до этого места, несомненно, сформулировал вопрос: «А о профилактике вы подумали, господа?».

А ведь и правда. Сам факт существования контура безопасности предполагает значительную профилактику – меньше возможностей для внутрикорпоративной коррупции, хищений на любых уровнях, мошенничеств и прочих комбинированных рисков.

Отвечаем - профилактика зачастую в глазах собственника нечто эфемерное. Она есть, но ее как бы и нет. И, да, словом «профилактика» зачастую «сверхопытные руководители с тридцатилетним стажем» прикрывают свою некомпетентность, отсутствие результатов и нежелание перестраиваться под современные запросы.

Основной посыл представленной концепции – профилактика должна быть конкретизирована, подтверждена и измерима.

Теперь сложнее не правда ли? Некоторые заслуженные руководители СБ, вероятно, заерзают в своих креслах. Как же так? Конкретизирована и измерима? Профилактика?

Так как же учитывать экономический эффект существования служб безопасности и смежных подразделений?

Для начала необходимо учесть все затраты на содержание СБ. В крупном холдинге это ФОТ и обеспечение (расходы на транспорт, командировки, закупки необходимых переносных технических средств всех видов, подписки на ПО, в том числе для проверок «КА/ФЛ», аренда офиса, бонусы и прочие мелкие затраты). При этом мы учитываем только средства, амортизация которых напрямую зависит от деятельности подразделений безопасности, но не учитываем стационарные технические средства, например систему видеонаблюдения, сигнализации, системы учета доступа и их обслуживание. Также не считаем затраты на охрану, если охрана эта (ЧОП/ЧОО) не входит в ФОТ безопасности, а является привлеченной сторонней организацией.

Таким образом получаем, например, условную сумму в 100 единиц. Логически помыслив, мы делаем вывод, что данная сумма должна быть превышена для того, чтобы СБ сработала «в плюс». И желательно (смотрим со стороны собственника) умножить условную сумму на два. Таким образом получаем 200 условных единиц, к ней мы и стремимся.

Из чего реально сложить данную сумму, получить священный экономический эффект?

 

Сегмент №1 «fraud».

Выявление корпоративного «фрода» - хищений, мошенничеств, коррупционных проявлений. В градации по суммам и нанесенному ущербу - от незначительных, до крупных. На фоне доходов, ущерба и рисков крупных производственных холдингов выявление «фрода» способствует именно измеримой и подтвержденной профилактике. При этом прямой экономический эффект скорее всего не будет сильно значимым. Согласитесь, даже поймав за руку кого-то из топ-менеджмента на «откате», вряд ли вы принесете значимый, на фоне оборотов промышленного комплекса, эффект в копилку. Зато это будет подтвержденный факт профилактики. Набор прямых, доведенных до логического завершения фактов фрода – мелких хищений ГСМ и ТМЦ, мошенничеств в закупочной и коммерческой деятельности, крупных откатных схем, будет являться подтвержденным результатом. При этом важно понимать - каждый факт должен быть задокументирован и реализован. То есть, длящееся корпоративное расследование или эпизодически выявленное хищение, должно завершиться уголовным делом (административным производством), возмещением ущерба, увольнением либо дисциплинарным взысканием (на усмотрение руководства), выраженным в финансовом результате. Естественно, данный процесс работает как в отношении сотрудников предприятия, так и в отношении внешних угроз – разбойников, мошенников, а также великих комбинаторов всех видов, «…знающих четыреста сравнительно честных способов отъема денег…».

Когда СБ может продемонстрировать результат, – уволенного руководителя управления закупок, осужденного за кражу инженера, возмещённый ущерб со стороны сотрудника или подрядчика – это и составляет эффект деятельности, так называемую «профилактику». Характер такого экономического эффекта в общей сумме может быть незначительный по сравнению со следующими двумя сегментами, но он визуально виден и понятен собственнику.

 

Предположим, что от общей годовой массы ЭЭ (экономического эффекта), категория «fraud» будет составлять 40 условных ед. (20% от желаемого результата), при этом демонстрируемый профилактический эффект этих 20% будет достигать три четверти от всей возможной профилактики.

 

Сегмент №2 «process».

 

Корректировка отклонений бизнес-процессов, претензионная работа, возмещение ущерба по неисполнению договорных обязательств, возврат просроченной дебиторской задолженности, работа с НДС.

Данный аспект относится к более масштабным по экономическому эффекту процессам. При этом его «визуальный» эффект значительно меньше, чем аналогичный эффект сегмента №1. Зачастую ни собственные сотрудники операционной дирекции, ни внешние нарушители (воры, коррупционеры и прочие вредители) не знают о достижениях СБ по устранению разрывов НДС, претензионной работе с КА или возврате дебиторской задолженности. Им об этом знать и не нужно.

Как учитывать эффект итераций, указанных выше?

·         дебиторская задолженность возвращена на расчетный счет;

·         контрагентом исполнены в полном объеме требования из претензии;

·         разрыв НДС устранен и факт подтвержден налоговым органом;

·         бизнес-процесс скорректирован в полной мере или оптимизирован, работает и приносит прибыль;

 

Приведем два примера, результаты которых, очевидно, будут понятны собственнику.

 

Пример 1.

Предположим, на нашем предприятии работал подрядчик, который должен был вывезти и утилизировать отходы на постоплатной основе. Отходы вывезены, но в процессе взаимодействия оказалось, что подрядчик предоставил поддельную лицензию по утилизации отходов определенного класса. Результатом служебного расследования может быть компоновка материалов для возбуждения уголовного дела по статье о незаконном предпринимательстве, последующее ВУД в отношении подрядчика и не оплата по договору в связи с существенным нарушением условий договора.

Результат виден и понятен.

 

Пример 2.

Проведение системного нормирования ГСМ. В сельскохозяйственной организации существуют нормы расхода топлива для каждой единицы техники. Данные нормы, зачастую, установлены с целенаправленным завышением, либо просто по недосмотру инженерной службы, халатно. Нормы можно и нужно снизить. И тогда по итогу года мы увидим существенную экономию ДТ (например) в значимом процентном соотношении. Возникает вопрос, если нормы завышены, то куда деваются излишки? Простои техники на холостом ходу, сливы, нарушение технических операций и, как следствие, повышенный расход. Снижая нормы, мы отсекаем все эти проявления. Но важно понимать, что нельзя нормировать ГСМ «по-глупому» – можно легко наломать дров и выставить себя (и всю СБ на посмешище). Поэтому данный процесс должен быть выверен и согласован с операционной дирекцией.  

 

От общей ежегодной массы ЭЭ (экономического эффекта), категория «process» будет составлять 100-120 условных ед. (50-60% от желаемого результата), при этом профилактический эффект этих 50-60% будет достигать менее четверти от всего эффекта профилактики, т.к. возбужденная ч.2 ст.158 УК РФ в отношении сотрудника (относящаяся к сегменту «fraud») несет в себе гораздо больше профилактики (визуально понятного эффекта для сотрудников), чем 28 миллионов возвращенной ПДЗ и 35 миллионов эффекта от нормирования ГСМ. Ведь о миллионах них узнает только узкий круг лиц, а о «севшем» сотруднике узнает все – от клининга до руководителя проекта по развитию IT-архитектуры.

 

Сегмент №3 «innovation».

 

Инновации. Нововведения. Развитие. Созидание.

Последний аспект получения экономической эффективности службой безопасности заключается в непрерывном поиске новых решений для бизнеса. И как следствие – увеличение доходности и снижении рисков получения ущерба.

Сюда можно отнести, например (список далеко не полный):

- оборудование объектов системами видеонаблюдения с применением искусственного интеллекта и нейросетей;

- внедрение антифрод-программ;

- предложения по корректировке регламентов, на относящихся к деятельности СБ (например, в тендерно-закупочной деятельности);

- внедрение инноваций в периметральной безопасности, использование трибокабелей и электронных чек-листов;

- разработка проектов по обеспечению безопасности процессов;

 

В общем и целом, данное направление подразумевает вывод СБ на новый уровень – добавление функций аудита, управления рисками и кризис-менеджмента. При этом важно понимать, что любое действие должно быть стратегически обосновано и вести к созданию новых опций, оптимизации старых, атрофировавшихся функций, и планомерно увеличивать пользу для бизнеса.

 

Хотелось бы, чтобы от общей годовой массы ЭЭ, категория «innovation» составляла до 60 условных ед. (до 30% от желаемого результата).

Представленный комплекс мероприятий, подтвержденный, верифицированный другими подразделениями бизнеса, с фиксированной суммой экономического эффекта, защищенный перед собственником и будет результатом работы службы безопасности, ее руководителя и сотрудников.

Таким образом, руководителям служб безопасности необходимо четко чувствовать балансировку приложения усилий. Большую часть ресурса тратить на развитие функции безопасности (innovation) и управление рисками в бизнес процессах (process) и вся эта активность функции безопасность включит в себя и пресечение прямых убытков, и митигирование рисков, и работу по совершенствованию бизнес-процессов. В итоге профилактика будет видна, подтверждена и измерима.

И стыдно не будет.

А то в следующий раз, таких викингов не наймут в сопровождение торговцев по речному пути, а оставят гарем в Константинополе сторожить. И название у них будет – сторожевая служба, хоть и в золоченных доспехах.

Авторы:

Ренат Мамбетов

Руководитель отдела экономической безопасности Сельскохозяйственного бизнес-направления РУСАГРО 


Дмитрий Глазунов

Руководитель Управления безопасности Сельскохозяйственного бизнес-направления РУСАГРО